24 мая 2021

Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым

Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым

Мы начинаем серию интервью с известными собирателями и экспертами.

Первым нашим гостем стал Валерий Блинов – известный коллекционер и исследователь детских книг и иллюстраций. В интервью Валерий Юрьевич рассказал о детской книжке-картинке как жанре, особенностях создания единого образа, взаимодействии автора текста (поэта, писателя) и художника, чьи иллюстрации подчас становятся даже более важными для восприятия книги, делают ее целостным художественным произведением, а иногда и настоящим предметом искусства.

Книги это полезно и занимательно. Но почему именно детские?

— Как бы парадоксально это ни звучало, их ценность в том, что большинство взрослых их не достаточно ценили. Сейчас объясню. Хотя тонкие цветастые книжки-картинки и печатались многотысячными тиражами, выживали редчайшие экземпляры. Книжек-картинок в хорошем коллекционном состоянии до наших дней дошли единицы. И, вообще, сохранялись они случайно. После окончания МГУ в середине 1920-х годов мой дед работал в редакции газеты «Известия», был страстным библиофилом. Мне досталась от него большая библиотека. Большая и серьезная. Даже слишком. Бесконечные тома в бумажных обложках: Достоевский, Чехов, Гёте, Шиллер, Плеханов… Но была и маленькая подборка книжек-картинок эпохи 20-х – начала 30-х. Тонкие, цветастые, смешные, они очаровывали с первого взгляда, так и просились в руки! От них исходило волшебное ощущение радости, задора. Листать, рассматривать их было очень приятно. Они были прелестны. И в каждой из них я явственно чувствовал присутствие их авторов, и, в первую очередь, конечно, художника, создателя физического арт-объекта — книги.

—Так вот почему эти книжки ценятся сейчас!

— Совершенно верно! Первые издания всемирно известных писателей и поэтов чрезвычайно редки и стоят баснословно дорого. Почему? Казалось бы, текст совпадает со всеми последующими изданиями. В чём особенная ценность? В очень близком контакте с автором. Первые издания, автографы дают возможность почти буквально прикоснуться к гению.

Известно, что первоисточника, «оригинала» Библии не существует. Это компиляция различных древних рукописей. Настолько старых, что, чем дальше мы уходим к истокам библейских текстов, тем более ценный артефакт держим в руках. Например, кумранские рукописи. Эти манускрипты были найдены в пещерах Иудейской пустыни в 50-х годах прошлого века. В них отрывочно сохранились письмена протохристиан, и они бесценны. Любой музей был бы счастлив их заполучить, не говоря уже о коллекционерах. Ведь они были созданы в непосредственной близости к эпохе земной жизни Христа, и, значит, хранят частичку его духа.

Старинные детские книжки, конечно, не Библия, но и они хранят частичку своих создателей – автора и, конечно, в первую очередь, художника. И это очень важно. Книга для меня – не столько текст, сколько физический объект. Меня, в основном, интересовали даже не писатели, не текст, а сама книга как объект – художник, издатель, бумага, краска…одним словом вещь! Я её люблю, чувствую по-своему. Можно даже сказать, что я маниакально страдаю тягой к книге, как к объекту. Причём, не только книжки, но и оригинальные рисунки к ним, иллюстрации, макеты. Бесспорно, текст важен и достоин всяческого внимания, но для меня он вторичен или равноценен картинке.

— Вы были свидетелем разного отношения к книгам, не так ли?

— Да. Вот так в конце 1970-х годов старинные книжки-картинки можно было купить. Можно было найти людей, у которых остались унаследованные собрания, подборки, коллекции. Хорошо помню Московский Дом детской книги на улице Горького, теперь Тверской. Огромный по площади и наполнению, он был образован на базе Детгиза — государственного издательства книг для детей. Занимал он целый квартал и имел фантастический фонд, я бывал там много-много раз! Сейчас эти залы отданы под торговлю «люкс», а в 70 – 80-х (и раньше, конечно) это было поистине царское хранилище детских книжек.

В начале 90-х всё это богатство свалили в грузовики и куда-то увезли. Выбросили. Книги, которые не помещались в залах, хранились в подвале. Условия были совсем не подходящие, сырость, вечно рвущиеся трубы, поэтому многие экземпляры были испорчены ещё до свалки. Некоторым книгам повезло, их «спасли» – люди просто взяли их себе. Но большая часть пропала. Это как пример отношения к книге.

— Неужели никто не не ценил и не любил их?

— Конечно, я был не один, любители были. Но этих чокнутых энтузиастов-собирателей были единицы… Постепенно и я оброс друзьями, знакомыми – книжниками и букинистами. Кучка людей, таких же «чокнутых», которые всё это обожали, собирали, покупали и берегли. Так и вот эти смешные, тонкие книжки долгое время «широкие массы» не интересовали. А я, чем больше взрослел, тем сильнее влюблялся в них именно как в предмет.

— Свою коллекцию Вы пополняли из книжных магазинов или с рук?

— В 1970-1980-е в Москве было несколько сотен букинистических магазинов. И в них, как правило, работали настоящие знатоки. Интересно, что «обычный книжник» – мужского пола, но в букинистических магазинах часто работали женщины, и о книгах они знали «будь здоров». В свое время я много покупал для своей коллекции, и в какой-то момент даже перестал вести счет.

— Вы коллекционировали не только книги, но и иллюстрации?

— Верно. Целые подборки иллюстраций. Некоторые – особенно интересные. Например, архив Веры Ермолаевой, живописца и художника-иллюстратора. В начале 1920-х на вместе с Казимиром Малевичем поднимала «Утвердителей нового искусства» (УНОВИС) в городе Витебске. Пик её творчества для детских книжек пришёлся на начало 1930-х.

Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым

— Сейчас такого не найти, к сожалению…

— Да, конечно, все это большие редкости. Самые старые экземпляры у меня – начала XIХ века. До цветной печати чёрно-белые иллюстрации в книжках раскрашивались от руки гуашью или акварелью. Красота нечеловеческая! Надо сказать, что все вместе книжки-картинки разных времён образовали некое документально-информационное поле, когда собрались в одном месте. У собрания появилось совершенно новое качество, его можно сравнить с big date, потому что в этой массе были очень наглядно прослеживаются исторические, политические и культурные процессы – что и как происходило в обществе. Особую ценность материалам коллекции придает тот факт, что многие выдающиеся художники видели в книжке-картинке интересный камерный жанр. Многие из них задумывали, создавали книжку как собственный художественный манифест. Эволюцию этого явления в культурно-историческом контексте я постарался показать в сотнях иллюстраций в книге «Русская детская книжка-картинка 1900 – 1941».

Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым

— Это же настоящие произведения искусства!

— Увы этот праздник угас в середине 1930 годов. Живая, красочная, потрясающая детская книжка-картинка ушла, погибла. Наступила «тоталитарная пустыня». Конечно, книги печатались, но в подавляющей массе это были выхолощенные, блеклые «агитки» лишенные прежней прелести, как крылья бабочек без пыльцы.

— Почему же несерьёзные детские книжки так цепляют взрослых?

— Наверное, потому что детские чувства, впечатления, образы иногда намного сильнее и искреннее чем взрослые. И в каждом даже вполне взрослом человеке в глубине души всегда живет ребенок.

— Отличный материал для показа, выставки!

—Это правда. Знаете, коллекционеры они такие… «помешанные»! Собирают всё, что можно и ревностно хранят. В их хранилища не попасть, о жемчужинах их коллекций не узнать. Надо сказать, я не так сильно этим болею, к счастью. В середине 1990-х годов большая выставка прошла в выставочном зале редакции журнала «Наше наследие». В экспозиции были и сами книжки-картинки, и эскизы-оригиналы, и даже большие рекламные литографии-плакаты, все это периода до начала Второй мировой войны. Сейчас интерес к этой эпохе весьма высок. Появились много ценителей, коллекционеров. Во всем мире не мало ценителей русской книжки-картинки. Знатоки со всего мира: Англия, Франция, Соединённые Штаты специально приезжают на наши аукционы.

— Для аукциона «Книжной полки» вы представляете издания на разных языках. Какие ещё интересные лоты нам ждать?

— Да, будут книги на языках «народов СССР», например, на грузинском языке.  Две книги Давида Мебуке (Цварнами) «Глаза Мими» 1928 г., и «Свадьба Харабузы» 1927 г., с иллюстрациями грузинского авангардиста Самсона Надерейшвили.

Ещё 5 редких книг Государственного издательства АССРНП — Автономной Советской Социалистической Республики Немцев Поволжья, ликвидированной решением советского правительства через 2 месяца после начала войны.

Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым

Том Зайдманн-Фрейд «Книга Вещей: книжка с картинками для самых маленьких детей», 1924 г. Австрийская художница еврейского происхождения, автор детских книг и иллюстратор, племянница Зигмунда Фрейда, при рождении Марта Гертруда Фрейд. Имя сменила на мужское, а позже покончила с собой. (Вот вам и детские писатели!). Стиль художницы сочетал в себе предельное упрощение изображаемых объектов с элементами народного творчества, яркими красками и трафаретной техникой «pochoir». Редкий уцелевший экземпляр. Из-за происхождения художницы, многие ее книги были уничтожены во время Второй мировой войны.

Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым
Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым

Пауль Х. «Гриша и Миша: Приключения двух пионеров» М.: Кооператив иностранных рабочих в СССР, 1936 г. На немецком языке. Оформление книги выполнил мастер фотомонтажных карикатур, политических и рекламных плакатов и афиш – А.М. Житомирский. Книга была запрещена в Германии после прихода к власти нацистского режима. «Гриша и Миша» — остроумный комикс о двух смелых деревенских пионерах, которые помогают выследить и наказать сельского вредителя.

Книжка Гофмана «Степка Растрепка» 1871 г., с иллюстрациями автора – классика жанра! Это, конечно, не первое немецкое издание, но ценный коллекционный объект. Сборник из десяти назидательных стихотворений, написанных франкфуртским психиатром Генрихом Гофманом для его сына в 1845 году стал одной из первых в истории детских книжек с картинками.

Страницы детства. Интервью с Валерием Блиновым

— Вам не жалко расставаться с любимыми экземплярами?

— Да, конечно. Но не все в мире однозначно… Я очень рад, что сегодня прикоснуться к этим изданиям могу не только я, но и другие знатоки и фанатики книжки-картинки. Цветная литография (а именно этим способом печатались многие прекрасные книжки) это  яркие, мощные краски. Книжки-картинки — массовые, доступные произведения искусства в тираже. Но: сохранялись они лишь у тех людей, которые чувствовали силу этих книг и понимали их ценность!

В преддверии Дня защиты на нашем 17-м аукционе «Для детей и взрослых» будет представлены лоты из собрания Валерея Блинова. Будем рады видеть наших гостей 26 мая 2021 года на торгах!

портал онлайн-аукционов
партнер
консалтинговый бутик
партнер
реставрационная мастерская
партнер
cетевое СМИ
инфо партнер
cетевое СМИ
инфо партнер
гуманитарный
просветительский проект